Прогнозирование жилища, отвечающего задачам развития человека и создания здоровой жилой среды

С точки зрения прогнозирования жилища, отвечающего задачам развития человека, создания здоровой жилой среды, определенный интерес представляют работы утопических социалистов*, опыт строительства "домов будущего" и отчасти - различные футурологические проекты.

Уже в XVI в. были известны предложения по организации пространственной среды жилища, направленные на ее совершенствование на базе социальных преобразований. Английский основоположник утопического социализма Томас Мор (1478-1535) предложил концепцию гармонизации архитектурной среды общества будущего. В урбанизированной жилой среде, по этой концепции, индивидуальные жилища сочетаются с системой общественного обслуживания, массивы жилых домов включают общественные залы.

В XVII в. идеи Мора развивает итальянский утопист Томазо Кампанелла, предложивший "Город Солнца", в котором исходной ячейкой служила община и предлагалось обобществить все элементы быта - средства и продукты производства, воспитание, питание и жилые дома. Индивидуальное, "одинаково хорошее жилище" для всех занимало умы утопистов и в XVIII в.

В XIX в. Шарль Фурье (1772- 1837) предлагает "идеальную" архитектурную организацию жилой среды в виде крупных дворцов-фаланстеров, в которых люди должны были жить и работать. Фурье сам проектирует здания, формирует из 4-5 фаланстеров городскую ткань, рисует планы застройки. Свою "бытовую революцию" он видит в обобществлении питания и воспитания детей во фаланстерах.

Комплексное рассмотрение индивидуального и общественного быта, труда, отдыха и культурного досуга в едином архитектурном замысле жилища будущего прослеживается в работах Р. Оуэна, У. Морриса и Н. Г. Чернышевского. **

Англичанин, утопический социалист Р. Оуэн (1771 - 1858), не только обосновывал и проектировал свой идеал в виде "общины поселка", но пытался на практике преобразовать и создать новые поселения (Нью-Гармони, Гармони-Холл). Его соотечественник, теоретик архитектуры и искусства, один из основоположников стиля "модерн" Уильям Моррис (1834- 1896), на мировоззрение которого сильно повлиял Ф. Энгельс, выдвигал высокоразвитые потребности в жилище в качестве основы для развития архитектуры будущего.

Жилые ячейки, предоставляющие возможность для интеллектуального развития личности за счет включения в состав помещений квартиры кабинета и небольшой лаборатории, предлагал Теодор Дезами. Его "дворцы-коммуны" на 10 тысяч человек каждая олицетворяли идею "пропорционального равенства" в распределении и потреблении общественного продукта.

Блестящие догадки об архитектуре будущего в связи с техническим прогрессом высказывал русский революционный демократ и утопический социалист Н. Г. Чернышевский (1828-1889), показавший важность гибких форм взаимосвязи жилых комплексов с общественным обслуживанием и создания благоприятных условий среды в жилищах и на производстве.

М. В. Буташевич-Петрашевский - руководитель петербургского кружка по изучению философского наследия Ш. Фурье, увлеченный идеями последнего, строит в своем имении первый в России фаланстер, который, естественно, не вписался в крепостнический быт того времени.

Исторические заслуги утопистов были высоко оценены. Вместе с тем методологические ошибки присутствовали в приведенных выше попытках спроектировать или даже осуществить в натуре жилище грядущих лет. Не избежали этих ошибок и советские архитекторы 20-30-х годов, попытавшиеся "обогнать время" и построить "дома-коммуны", хотя в обосновании их и лежали прогрессивные идеи освобождения женщины от тяжелого домашнего труда, создания новой социально-бытовой организации ступенчатой системы обслуживания города, включения в состав жилой среды спортивных сооружений и др. К числу построенных, например, относятся: студенческий дом-коммуна бывшего общества политкаторжан в Ленинграде, архит. Г. Симонов и др. (1933), соцгород "Новый Харьков", архит. П. Алешин и др. (1933), жилой дом Наркомфина в Москве, архитекторы М. Гинзбург и И. Милинис (1930), жилой дом работников комбината "Известия", архит. К. Мельников и др.

Наряду с позитивными сторонами этих экспериментов, в частности, попытками объединить жилища с элементами общественного обслуживания, были допущены существенные просчеты социального плана, вплоть до идеи ликвидации семьи как первичной ячейки общества и устройства гипертрофированных учреждений обслуживания.

Опыт 20-30-х годов получил развитие позднее, например, в известном комплексе коллективного типа в Марселе (Франция) архит. Ле Корбюзье (1952), адаптация которого к реальной жизни происходила не без определенных трудностей, связанных с неприятием жильцами новой формы организации быта и недогрузкой учреждений обслуживания.

Следует остановиться на отечественном опыте эксплуатации Дома нового быта (ДНБ), построенного в 60-х годах в Москве по проекту архитекторов Н. Остермана и А. Петрушковой и превращенного в Дом аспирантов и стажеров МГУ (ДАС). Этот объект, подвергнувшийся специальным исследованиям ***, интересен тем, во-первых, что оказался одним из немногих выстроенных в эти годы экспериментальных объектов, во-вторых, что он, как и дома-коммуны, "опережал" свое время и отчасти в силу этого был перепрофилирован и заселен иначе, чем предполагалось вначале; в этом проявилась болезнь почти всех экспериментов подобного рода, когда созданный дом, не вполне отвечает требованиям сегодняшних реалий.

Исследования, проведенные Н. А. Ерофеевой, И. Н. Канаевой и др. (1971 - 78 годы) показали следующее. Сооружая ДНБ, предполагалось выявить виды обслуживания и способы его организации, которые в большей степени импонировали бы жителям дома-комплекса. Было запроектировано развитое домовое обслуживание: группы помещений для питания и воспитания детей, для хозяйственно-бытовых, культурных, спортивно-оздоровительных мероприятий. Были предусмотрены формы и виды обслуживания - государственное и общественно-кооперативное ( на основе самоокупаемости, на базе самообслуживания и на принципе обслуживания, осуществляемого персоналом, оплачиваемым жителями), обслуживание закрытое и закрыто-открытое, поэтажное, "на корпус", на весь комплекс и т. п.

Исследования показали, что прямого ответа на вопрос, возможно ли было создать высокий уровень комфорта обслуживания на социально-экономических принципах, заложенных в ДНБ, получить не удалось, поскольку статус Дома аспирантов и стажеров имеет серьезные отличия от задуманного в проекте Дома нового быта (ДНБ). Вместе с тем были получены данные, заслуживающие внимания.

Дело в том, что для проведения эксперимента в сокращенном объеме, при заселении дома часть его была заселена семьями сотрудников МГУ. Хотя основные виды обслуживания были сокращены, вместо кооперации, самообслуживания и самоуправления были созданы ведомственные учреждения обслуживания; не были созданы группы руководства экспериментом, заселенные семьи не были заинтересованы в эксперименте, не были готовы принять в нем участие (что предполагалось проектом). Небольшие подсобные помещения в квартирах и кухни-ниши не компенсировались поэтажными помещениями, предусмотренными проектом, не были созданы службы для детей, что поставило семьи с детьми в худшее положение, чем в обыкновенных домах. Вместе с тем архитектурное решение обслуживания получило высокую оценку жителей, обслуживанием пользовались все семьи.

С учетом того, что объекты ДНБ и ДАС имели определенное сходство, были сделаны следующие выводы:

оценка помещений блока обслуживания (расположение, площади, интерьеры) была бы в ДНБ столь же высокой, как и в ДАС;

положительные оценки коридорной системы планировки и использования обслуживания проявились бы в ДНБ в не меньшей мере, чем это получилось в ДАС при том же качестве услуг.

Таким образом, хотя эксперимент был не завершен, и, более того, в значительной мере искажен, все же он дал некоторые положительные результаты и еще раз подтвердил, что опережение общего достигнутого уровня социального устройства в экспериментальных объектах должно носить крайне сдержанный характер; очевидно это опережение не должно лишать возможности эксплуатировать объект в реальных условиях.

Следует отметить положительные результаты еще двух крупных экспериментальных объектов, которые хотя еще и не завершены вполне, но, по сравнению с вышеприведенными примерами, оказались в достаточно благоприятных условиях, поскольку "опережение" общего достигнутого уровня социального устройства носило умеренный характер, и во главу угла были поставлены преимущественно задачи архитектурно-технического профиля.

______________

* Платонов Г. Д., Митягин С. Д. Прогнозирование развития города и жилища. Учебное пособие. Л.: ЛИСИ,- 1986.- 29 с.

** Архипова О. В. Социалистическая утопия и социалистическая наука о жилище будущего. В кн.: Социальные проблемы архитектуры жилой среды.- М.: Союз архитекторов СССР, 1984.- С. 90-92.

*** Ерофеева Н. А. Социологические исследования образа жизни семейного контингента в доме аспирантов и стажеров МГУ (здание ДНБ). В кн. Социальные проблемы архитектуры жилой среды.- М.: Союз архитекторов.- 1984.- С. 93-96.